Главная » Пресса

Михаил Круг: "Времена "быков" давно ушли. А если кто "забыкует", я могу и сам заехать в роговой отсек"

Тюрьма, называемая в народе "Владимирским централом", существует более 200 лет. Там сидели такие знаменитые зеки, как Василий Сталин, Лидия Русланова, Зоя Федорова. Есть в тюрьме и музей, открытый для экскурсантов. Но вся страна узнала о "Владимирском централе" после песни Михаила Круга, ставшей "народным хитом"...

Сегодня автор-исполнитель из Твери - один из лидеров жанра "русский шансон", на его счету уже пять альбомов. "Сольники" Михаила Круга в Питере неизменно идут с аншлагами, и последний, июньский, в ДК Ленсовета, не стал исключением.

- Михаил, что для вас тюрьма и зона?

- Каким бы ты ни был богатым, как бы тебе ни везло - от тюрьмы и сумы не зарекайся. Так исторически сложилось, в России воспринимают эту поговорку как должное. Никуда от этого не денешься. Я думаю, это, наверное, лучше, чем в Голландии, где преступников отпускают на субботу и воскресенье из тюрьмы домой.

- Чем же лучше?

- С точки зрения привыкания к тюрьме - конечно же, лучше сидеть. Потому что человек имеет искушение не прийти назад - естественно, у него увеличится срок. К чему искушать лишний раз? Легче отсидеть, наверное.

- У вас много друзей там побывало?

- Немало. До сих пор работает эта машина, созданная коммунистами. У нас каждый второй сидел в тюрьме, или же его близкие, родные, родители, дети сталкивались с этим институтом, который сажал людей для того, чтобы они бесплатно работали на благо коммунизма. Я сам был два раза под следствием, но, слава богу, не сидел.

- За что же?

- Ошибки молодости. Не будем об этом говорить. Мне неприятно вспоминать все свои переживания. Я поступил по совести, по чести... Это первый раз. А второй раз - уже за спекуляцию, была такая статья.

- Предыстория у "Владимирского централа" есть?

- Конечно, есть. Четыре года, как песня родилась на свет. За четыре года я ее спел миллион раз. Где-то в другом месте, кроме как на концертах, я никогда не пою своих песен. Когда меня просят друзья: "Миша, спой!" - я им под любым предлогом отказываю.

- Какими бы авторитетными эти люди ни были?

- Я говорю о друзьях, не о знакомых. А знакомым отказываю тем более.

- И каковы последствия отказов?

- Какие могут быть последствия? Я человек сам себя уважающий, и если я отказываю - знаю, что делаю. Никаких последствий быть не может, и времена "быков" давно ушли. А если кто-то "забыкует", я могу и сам заехать в роговой отсек. Я человек, не обделенный силой, и занимался до 30 лет спортом.

- Каким?

- В хоккей играл.

- Какая все-таки предыстория у песни?

- Когда я приехал в город Владимир, к своему другу, который находился в этом "централе", увидел эти стены, это здание, то я написал эту песню. Давайте от этой темы отвлечемся...

- Есть такое понятие: "русский шансон"? Или каждый из вас сам по себе - Розенбаум, Новиков, Круг?

- Высоцкий называл этот жанр "дворовый романс", кое-кто - "эмигрантской музыкой". Название "русский шансон" придумали американцы, так как их знания о России очень ограниченны, и они считают, что "шансон" - это более подходящее определение для нашего жанра. Но "шансон" в переводе с французского - это легкий жанр, Шарль Азнавур, Эдит Пиаф... У нашего жанра совершенно другие корни. Это жанр, в который вложили свое искусство и интеллигенты, и люди искусства, и врачи, и артисты... И те, кто посидел в тюрьме.

- Кто были ваши учителя, предшественники?

- Это Алеша Димитриевич, Петр Лещенко. Конечно же, легендарные братья Жемчужные, неизвестные доселе группы, которые называли себя "Суетон", "Обертон", просто "одесситы"... Ну и, конечно же, Владимир Семенович Высоцкий, Александр Розенбаум, Александр Новиков. Я очень дружу с Жемчужными - легендарными музыкантами, которые пели в свое время с Аркадием Северным. Казалось, что это так давно, они такие старые... Нет, они не старые, им около 50 лет, они еще, дай бог, проживут очень долго и будут работать.

- Почему они в отличие от Розенбаума и от вас сегодня не столь популярны?

- Во-первых, Розенбаум пользуется их услугами до сих пор, во всех его альбомах аккомпанируют братья Жемчужные. Со мной они выпустили альбом "Живая струна", который имел очень большой успех и попал в десятку самых продаваемых альбомов в России... В принципе, каждый мой альбом попадает в эту десятку. Люди держат марку, работают. Они выпускали альбомы и с Трофимом, и с Черняковым, и с другими исполнителями. То есть они востребованы, их постоянно хотят видеть в своих альбомах как музыкантов. Конечно же, они - не солирующие авторы, но это те патриархи, которые стояли у истоков нашего жанра, поддерживали его. Трудно переоценить их вклад, трудно перехвалить. Это те, кого мы слушали еще на старых катушечных магнитофонах, кто входил в наши дома везде, по всей стране... Когда еще не было ни Розенбаума, ни Новикова, были только Владимир Высоцкий и Аркадий Северный.

- Насколько органично вы себя сегодня ощущаете в шоу-бизнесе?

- Отсутствие артистов нашего жанра на телевидении уже говорит о том, что это не шоу-бизнес. Существуют препоны, запреты, табу всевозможные на наш жанр. Наши клипы, песни - на радио, на телевидении - запрещены к транслированию...

- Вы считаете, из цензурных соображений?

- Не считаю - я это знаю. Потому что я обращался не раз на телевидение, на радио: почему они меня не крутят...

- И готовы были заплатить?

- Зачем? Я не буду платить.

- Так может, поэтому и не крутят?

- Даже если заплатить деньги - все равно не будут. Есть запрет на песни, которые нельзя крутить. Это песни нашего жанра, и есть еще так называемый жанр "бытовой распущенности" - "Красная плесень" и прочее.

- Ну, там - ненормативная лексика, а у вас?

- Мы, якобы, призываем молодежь к насилию и прочее, прочее. Но это глупые отговорки. На самом деле, несмотря на отсутствие рекламы, клипов, эфира, мы очень тесним так называемую популярную эстраду, "надутую", и потому они имеют проблемы с гастролями, с популярностью. Самый популярный жанр - это, конечно, "русский шансон". Никто не может сравниться с нами по тиражам - ни Долина, ни Киркоров, ни Леонтьев, ни все прочие звезды эстрады, исключая Аллу Борисовну. Возьмите Розенбаума, Шуфутинского и Новикова - эти трое перебивают тиражи всех эстрадных певцов и певиц всех времен. Но никто об этом ни по телевизору, ни по радио не скажет.

- А почему ваш жанр, блатная тема имеют у нас такой успех, несмотря на то что основная часть людей не криминализована?

- Причем успехом жанр пользуется даже у тех людей, которые стоят на страже закона - милиция, прокуратура... Все же были мальчишками, и в 10-12 лет никто не знал, что он будет прокурором или милиционером, все варились в одной каше и бегали воровать яблоки в саду, стреляли из рогаток, курили, что-то ломали...

- Запретный плод?

- Да, всегда мальчишки вели себя так. У меня тоже в детстве карманы были наполнены камнями для рогатки, я бил стекла в гаражах...

- То есть тяга к нарушению закона у нас в крови?

- И это неплохо. За границей - беспредел закона. То есть авторитет там ничего не значит, любая мондовушка может написать на своего начальника, человека, убеленного сединами, имеющего авторитет и большую семью, что она у него брала в рот и опозорить его перед всем миром... А у нас - все наоборот: авторитет стоит над законом. Так и должно быть - это единственное для нас, для России нормальное существование. Да, у всех есть недостатки, на каждого можно тявкать, как Моська на Слона, но у нас любую Моську можно остановить. И это очень хорошо.

- Из ваших песен можно сделать вывод, что все лучшие ребята - те, кто отсидел, бывал в розыске...

- Сидел, не сидел - это не так важно. Главное, что человек потерпел лишение - отсидел ли он, потерял ли близкого. А находясь в тюрьме, ты, естественно, сближаешься с людьми, ты и на воле будешь им предан...

- Ну а почему к ментам у вас в песнях такое пренебрежительное отношение - мусорами их называете?

- Никакого пренебрежения нет. Они сами себя называют и ментами, и мусорами. Это тот же народ, что и все другие. Они могли бы обидеться на американца, француза, немца, который их так назовет, но ни в коем случае не на русского человека. Все мы прекрасно знаем, как варится эта "каша".

Правоохранительные органы часто сами идут на нарушение закона для того, чтобы исправить несправедливое положение, случившееся в жизни. И это правильно - не всегда закон лоялен к человеку. Во многих случаях, даже в большинстве, в тюрьмах сидят не те, кому следовало бы сидеть. Просто слабые люди - укравшие копейку, соблазнившиеся на бутылку водки, шваль, шушера. Те, которых можно было бы простить, но раз существует план на раскрытие преступлений, то вот такие люди и наполняют наши тюрьмы...

Максим МАКСИМОВ, Фото Славы ГУРЕЦКОГО, "Тайный советник" №10

Михаил Круг в других разделах:

© 2007-2015 Энциклопедия шансона. Использование материалов возможно только при наличии активной гиперссылки на сайт www.russhanson.org