Главная » Пресса

Александр Новиков: "Бездарей легче стричь!"

    В России каждый год, каждый месяц, каждый день на музыкальном небосклоне зажигаются новые “звезды”. Их стало уже так много, что, кажется, и в этом отношении мы – “впереди планеты всей”. Они постоянно мелькают на экранах телевизоров, их голоса слышны из радиоприемников, они – герои многочисленных “песен года” и “золотых граммофонов”… Но проходит месяц, два – и недавняя “звезда” потухает, и о ней уже ничего не слышно, и она уже никому не интересна. Видно, у “звезды” закончились деньги на “раскрутку”. Несчетное количество этих горе-светил побывало и в Воронеже. Некоторые настолько полюбили наш город, что ухитряются приезжать по несколько раз в год. И отбывают, состригнув купоны с доверчивых зрителей, полагающих, что это и есть настоящее искусство. А в это время творят настоящие мастера – те, кто действительно любят свою страну, кто уважает ее граждан, и поэтому с уважением относятся к Слову и Звуку. Когда-то в подобной ситуации были Высоцкий, Окуджава, Галич, Ким, которых официальная критика и официальная культура старались отвергнуть всеми способами. Теперь ушли в прошлое социалистический реализм, руководящая роль компартии и цензура. Теперь стало можно все, вплоть до мата с экрана телевизора. Но снова повторяется история, и снова пошлость и серость мешают таланту пробиться к зрителю, потому что, если они не будут этого делать и навязывать своих убогих “зайка моя”, они станут просто не нужны.
    Александр Новиков – один из тех, кто противостоит натиску попсы.           – Александр Васильевич, не все Ваши стихи становятся песнями. Почему? Каким образом Вы определяете, что будет песней, а что – нет?
   
       – Иногда стихи у меня не сразу становятся песнями. Через год, через два, через пять. Просто сегодня у меня в голове на них ничего интересного не слышится.
   
       – Из Ваших интервью известно, что в области поэзии и песен для Вас авторитетами были Дольский, Галич, Высоцкий. Интересно, а как Вы относитесь к творчеству Визбора?
   
       – От стихов Визбора в моих песнях если что-то и есть, то только дух романтики, высокой и светлой. В этом отношении Визбор замечательный поэт.
   
       – То, что вы играли рок, известно. Каковы Ваши музыкальные пристрастия в этой области?
   
       – Русского рока как такового нет, не было и не будет в том понимании, в котором его пытались преподнести в официальной прессе. Русский рок – это как раз и есть тот жанр, в котором я работаю. Только называется он “Городской романс” или “Русский шансон”. А Цой, Гребенщиков и другие – это просто подражательное переложение чисто западного явления на русский лад. Оттого оно просуществовало недолго, как явление искусственное и чужеродное. Я занимался этим же когда-то, но меня “это же” вывело на другую более широкую, светлую и дальнюю дорогу, а они остались на прежней и зашли в тупик. Гребенщиков первый из них это понял, заявив: “Рок-н-ролл уже мертв, а я еще нет…”. Однако выбраться так и не сумел.
   
       – Хотелось бы узнать Ваши оценки современных российских исполнителей. Речь идет о Шевчуке, Розенбауме, Макаревиче. Их творчество – это искусство?
   
       – Безусловно. Все они мощные и очень значимые для национальной культуры личности. Интересен Николай Носков – талантливейший человек, замечательный певец. Не спутайте, пожалуйста, с оперно - попсовой бездарью и пустышкой Николаем Басковым.
   
       – Кто из прозаиков Вам нравится?
   
       – Из современных – Пелевин.
          – Нет ли у Вас желания попробовать себя в крупных формах, расширив тем самым песенные рамки? Сделать что-то в прозе?
   
       – Желание есть. Нет времени. Правда, часть книги “Записки уголовного барда” я все-таки написал. Надо бы дописать, но для этого необходимо все бросить и уйти в нее с головой. А так пока не получается.
   
       – Предлагали ли Вам работу в кинематографе?
   
       – Предлагали, безусловно. Но, то сценарий убогий, роль убогая, то роль главная, а режиссер убогий. Потому отказывался. Хотя не сомневаюсь, в кино мог бы сыграть блестяще. А самому предлагаться смешно – надо для начала найти, кому. Михалковых-то, раз – два, и обчелся!
   
       – Песни альбома “Стенка” были записаны под гитару. Почему Вы решили обойтись без ансамбля?
   
       – Эти песни и должны быть под гитару, чтоб ничто не отвлекало от содержания. В них все в содержании и в интонациях. Это убойный, честный, и великий альбом.
   
       – В этом альбоме, кажется, наиболее явственно прозвучало Ваше отношение к нынешней российской действительности. Как Вы считаете, может ли Россия вылезти из той жуткой трясины, в которой нынче находится?
   
       – Конечно, выберется. Не из таких выбиралась. Другое дело, какой кровью: большой, или малой?
   
       – Раньше была цензура, теперь все можно. В результате – море разливанное серости и пошлятины. И, кажется, перспективы здесь далеко не радужные. Что нужно сделать, чтобы масскультуровская плесень заняла подобающее ей место – “у параши”, как говорил герой популярного фильма?
   
       – А она и есть у параши. Не потому, что она вся “опущенная”, а потому, что возле этой самой параши давно уже и наша “примадонна” с ее рождественским сливом, и куча юродивых с криком “утекай” под “тулу-ла, тулулу-тула-ла” вытекают из нее на свет Божий в телеящик, превращая его в самую настоящую телепарашу. Задан уровень. И все, кто выше его, никогда никуда не попадут. Как и те, у кого нечем заплатить за участие во всех “песнях года”, “горячих десятках” и прочих шоу-лохотронах. Нужна не цензура. Нужно что-то этому противопоставить. Красивое, интересное и талантливое. А вот красивому и талантливому как раз и не дают прорасти эти самые “примадонны” и “крутые” композиторы. Потому, что бездарей легче стричь. Именно поэтому и только поэтому меня практически нет ни на телеэкране, ни в эфире.

   
Александр Новиков в своих ответах был прям и честен, как и в своих стихах, песнях. Кому-то, может быть, его слова покажутся излишне резкими. Что ж, мы часто стараемся закрывать глаза на многое, сгладить ситуации, войти в положение… Это и нужно “примадоннам”, “императрицам”, “принцам” и прочим титулованным особам массовой культуры. А между тем, как пел Александр Галич о маляре, который, намереваясь освежить красками грязные стены, их только размазал:
   
И стала грязно –желтой грязь,
   
И стала грязно-синей грязь,
   
И стала грязно-белой грязь
   
Под кистью маляра.
    А потому, что грязь есть грязь.
    В какой ты цвет ее не крась.

Александр Новиков в других разделах:

© 2007-2015 Энциклопедия шансона. Использование материалов возможно только при наличии активной гиперссылки на сайт www.russhanson.org