Главная » Пресса

Певец Александр Розенбаум: "У меня и к Господу есть вопросы"

Александр Розенаум
Александр Розенбаум

Бывший питерский эскулап, давно превратившийся в авторитетного российского эстрадного барда, в сентябре отметил свое 55-летие. Однако основные торжества по такому случаю Александр Яковлевич перенес в октябрьскую Москву. С 6 по 15 октября Розенбаум даст десять сольных "юбилейных" концертов в столичном Театре оперетты. В преддверии такого впечатляющего "сериала" с артистом встретился обозреватель "Известий" Михаил Марголис.

вопрос: Минувшим летом вы в очередной раз приезжали в Юрмалу на "Новую волну". Некоторых ваших коллег сейчас смущают подобные гастроли, в связи с незавершившимся конфликтом между "Первым каналом" и устроителями "НВ"?

ответ: А меня ничего не смущает по многим обстоятельствам. Во-первых, я никому ничем не обязан. Во-вторых, в Юрмалу приезжает много моих коллег, которых я люблю, но в силу моей и их занятости вижу не часто. У нас по сути два таких "семейных" в хорошем смысле фестиваля — "Кинотавр" в Сочи и "Новая волна". И я старюсь всегда на них выбираться.

в: Вы там, наверное, можете и Борю Моисеева встретить. Он вас считает своим хорошим знакомым или приятелем. Хотя, учитывая ваше определенное отношение к некоторым аспектам нашей эстрады, сразу так вашу с Борисом дружбу и не представишь?

о: Да, мы хорошие знакомые, но не более того. Боря — замечательный актер, талантливый, работоспособный человек, много сделавший для искусства. Но, что касается нашей близкой дружбы, это абсолютно не так. У меня близких друзей трое, и они все из далекого прошлого.

в: Стало быть, Моисееву повезло. Прочих представителей "сексуальных меньшинств" вы, как правило, жестко критикуете?

о: На эту тему я и Боре могу сказать все то, что думаю. В принципе каждый человек, конечно, имеет право на выражение своего "я", и в половом отношении в том числе. Но существуют еще общепринятые нормы. Живя в православной, христианской стране, я отношусь к этому, ну, мягко говоря, неприемлемо для общего взгляда. Целиком разделяю мнение тех людей, которые пытаются запретить гей-парады. Я совсем не против отношений между геями, но в их локальном круге.

в: Полагаю, один из трех упомянутых вами близких друзей — это Иосиф Кобзон?

о: Да. Мы познакомились в середине 80-х годов и с тех пор дружим. У нас общие мысли, общие взгляды. У меня есть общее со многими людьми, но с Иосифом просто мы очень тесно существуем уже много-много лет. И вместе работаем и отдыхаем. Он огромнейшая личность. Мне почетно иметь такого друга.

в: Вас, наверное, раздражают различные досужие разговоры вокруг его персоны?

о: Да это нормально, когда вокруг такой персоны ходит много разговоров и слухов. Иначе это не персона. Ну а потом, у каждого из нас есть свои минусы и плюсы, безгрешен только Господь Бог и младенцы, хотя у меня и к Господу есть вопросы. Но это мы с Ним разберемся, когда я к нему, туда, приду.

в: Как вы относитесь к понятию "питерские", ныне прочно вошедшему в наш современный лексикон?

о: А как бы на первых порах вы поступили? Представьте, что вы родились, выросли и закончили институт, допустим, в Воронеже. Там же начали работать в местной газете, а потом вас приглашают в Москву, возглавить крупное столичное издание. Разумеется, вы постараетесь пригласить с собой, в команду, людей, которых вы давно знаете. Но со временем, когда вы обретете стабильность и определенный опыт, конечно, неплохо бы собрать вокруг умных людей из разных регионов, чтобы это пошло на пользу делу. Мне кажется, на государственном уровне сейчас примерно так и происходит.

в: Вы общались с Путиным, когда он работал в Питере, входил в администрацию Собчака?

о: Конечно, а как же? Хороший, спокойный, интеллигентный человек, и сейчас, наверное, не растерял былых качеств.

в: А для артиста Розенбаума, какой период был наиболее комфортным: при Собчаке, Яковлеве, Матвиенко?

о: Я не верю людям, утверждающим, что им все равно, как к ним относится губернатор, власть. Другое дело, что я стараюсь жить вне зависимости от больших начальников. Стараюсь всегда дистанцироваться. Власть это власть, а художник это художник. Хотя с Анатолием Александровичем мы были в замечательных отношениях, с Владимиром Анатольевичем в более спокойных, что ли, но мы прекрасно друг к другу относимся. Что касается Валентины Ивановны, то я просто ее очень люблю. Я любил ее, как человека, еще с комсомольской работы. Валентина Ивановна была секретарем комсомольской организации химико-фармацевтического института, который находился в двух шагах от моего медицинского института. Потом она стала секретарем райкома комсомола, в который входили и наши учебные заведения. Потом первым секретарем обкома комсомола... Я давно за ней наблюдаю... Но еще раз скажу, у меня никогда не было желания задействовать государственное лицо в своих корыстных интересах.

в: Но на дачах у высокопоставленных чиновников вам петь приходилось?

о: Один раз, очень давно, меня пригласил выступить на даче Витя Мироненко, тогдашний первый секретарь ЦК ВЛКСМ. Мы с ним познакомились во время вывода войск из Афганистана. Я приехал к нему на дачу, там собралось человек 25 комсомольских работников. Я спел, мы пообщались, посмотрели какой-то новый фильм. Но это единственный подобный случай в моей жизни.

в: Сейчас, выходит, нет людей, которым вы не сможете отказать в случае просьбы спеть для них?

о: Меня просит об этом один из руководителей государства года два уже. А у меня нет времени. В одной песне у меня есть строки: "Извините, что на свадьбах не играю, извините, на застольях не пою. Ведь фокусник обычно не катает, а бармены, как правило, не пьют". Для меня выступление на застольях неприемлемо. Хотя если мне предложат какую-то сумасшедшую сумму...

в: Какую?

о: Полмиллиона долларов, например. Но, кто ж мне их заплатит? Поэтому я спокоен.

в: У вас немало песен от лица человека разочарованного, уставшего, грустного. Они — следствие авторского опыта или художественные зарисовки?

о: Все мои песни — плод авторского опыта. Просто порой случаются в жизни и такие периоды. Ни периоды безволия, нет, ни в коем случае. Но периоды апатии, расстройства, которые, слава богу, проходят. Но в такие моменты рождаются подобные песни. У меня был диск "Вялотекущая шизофрения". Там есть предисловие, и это, наверное, единственное мое прозаическое эссе. Я был тогда в шоке от того, что происходило в стране до середины 90-х. Но, слава богу, этот период прошел и сейчас хочется писать о другом.

Известия, 04.10.2006 г.

Александр Розенбаум в других разделах:

© 2007-2015 Энциклопедия шансона. Использование материалов возможно только при наличии активной гиперссылки на сайт www.russhanson.org