Главная » Пресса

Вилли Токарев: «Будем делать новых человечков»

Вилли Токарев. Фото Слава Гурецкого
Вилли Токарев

В юности Вилли Токарев был моряком торгового флота. Но больше всего любил петь. За образованием отправился в Ленинград, в Музыкальное училище имени Н. А. Римского-Корсакова. Во время учебы вчерашнего морячка приглашали многие известные коллективы - оркестры Анатолия Кролла, Жана Татляна, Бориса Рычкова. Но он мечтал попасть к Александру Броневицкому и, пройдя конкурс, стал солистом ансамбля «Дружба». Теперь Токарев называет эти годы лучшими в своей жизни! Поэтому, когда Эдита Пьеха недавно позвонила Вилли Ивановичу и пригласила выступить в Питере на предстоящем концерте в честь 75-летия Броневицкого, тот ответил без промедления: «Буду!»

Объясни девушке, зачем Вилли сбрил усы!

- Вилли Иванович, чем вам запомнился Броневицкий?

- Все бы хорошо, но Сан Саныч велел мне усы сбрить, сказав, что в ансамбле все безусые. Охота пуще неволи: усы я сбрил, а через пару дней меня увидела моя девушка. Больше я эту девушку не встречал. Наверное, не моя была девушка (смеется). Рассказал эту историю Сан Санычу, и Броневицкий сжалился... С тех пор я с усами! (Смеется.) А Сан Санычу благодарен по сей день. Я много поездил по белу свету, играл со знаменитостями. Но Броневицкого не забыл: у него было столько талантов - мелодиста, аранжировщика, продюсера, острослова. Светлая, яркая личность! Хорошо, что в Питере его не забывают. Он - легендарная личность.

У Япончика - большой авторитет

- О вас тоже ходит много легенд. Правда ли, например, что вы пытались принести в «Матросскую тишину» посылку своему приятелю Вячеславу Иванькову, больше известному под кличкой Япончик, но были задержаны бдительной охраной?

- Бред! Никто меня не задерживал! Но я действительно принес в изолятор для Славы фрукты и диск с посвященной ему песней. Мы поговорили с начальством, попили чаю, но даже для меня исключение сделано не было. Я хотел прийти на суд, но заседание было закрытым. Мы говорили со Славой по телефону, он благодарил меня за моральную поддержку. Вообще-то мы с Иваньковым познакомились в Союзе в 1989 году. Но уже потом я увидел себя на какой-то фотографии, опубликованной в «Огоньке»: я, Слава, импресарио и неизвестные мне люди. Когда я работал в ресторане «Одесса», он много раз туникто не трогал. Его авторитет был настолько велик, что одного имени люди испугались.

«Деньги он принесет в оставшихся зубах»

- Людей блатного мира принято романтизировать... И вы туда же?

- В любом мире есть хорошие люди и негодяи. Несколько лет назад в Мурманске (городе, где я жил и работал, где у меня множество друзей) я выступил в ночном клубе. Был заранее оговорен мой гонорар, но ничего не заплатили, даже за дорогу. Я сам купил билет и уехал. Несколько таких случаев было: в Ялте, Прибалтике. В Таллине устроитель концерта сказал: денег нет, отдаст позже. В поезде я рассчитался со своими музыкантами и позвонил друзьям в Таллин, попросил помочь разобраться. Они быстро нашли негодяя, перезвонили мне: «Деньги он в оставшихся зубах принесет». Так вот проучили мерзавца.

- А бесплатно вы совсем не выступаете?

- Очень часто пою. На зоне, в детской колонии. В Спитаке пел, когда там случилось землетрясение. Выступал для больных СПИДом, воинов-интернационалистов. Пою для друзей на их юбилеях, днях рождения.

Русская норка с греческого плеча

- В проекте фотографа Екатерины Рождественской «Частная коллекция» вы предстали в образе вальяжного дворянина, героя картины Рябушкина «Пожалован шубой с царского плеча»... А у вас самого шуба имеется?

- Долго не было. Первую, из отменной русской норки, приобрел в Греции лет пять назад. Покупал в сорокаградусную жару. Хозяин фабрики делал шубу для себя, он собирался в Россию и, разумеется, слышал, что там зимой холодно, но поездка сорвалась и шубу выставили на аукцион, где я назвал самую большую сумму. Теперь вот согреваюсь на зимних гастролях в Сибири и Якутии.

Молодой папа слегка за семьдесят

- Вам уже за 70, а в одном из интервью вы обмолвились о своем желании вновь стать папой...

- Почему нет? Я в боевой физической форме, могу делать то, что делал двадцать лет назад - отжаться двадцать раз, пробежаться по Садовому кольцу. У меня - маленькая дочка Эвелина и сын Милен, еще меньше. Мы с женой Джулией не собираемся останавливаться на достигнутом - будем делать новых человечков, чтобы сын с дочкой не скучали.

- Вилли Иванович, а чем занимаются ваши взрослые дети?

- Антон живет в Питере, стал интересным музыкантом, выпускает сольные альбомы, успешно пробует свои силы как диджей на шансонной радиостанции. Он сделал меня дедушкой симпатичного внука Егора. Сын Алекс живет в Америке, учится в колледже.

Жену нашел под землей

- О ваших мужских подвигах, о ваших браках в свое время говорил весь бомонд!

- От ошибок молодости никто не застрахован. У меня был брак (второй по счету!), который длился 26 дней. Но женам я никогда не предъявлял претензий - только самому себе. Десять лет назад мне наконец повезло: я нашел свою единственную. И знаете где? Под землей! Приехал из Америки в Москву и страшно опаздывал, бросил машину и спустился в метро. Спросил у двух девушек, как проехать в аэропорт. Нам оказалось по пути, я пригласил их на предстоящий концерт и выпросил у Юли номер телефона. Вернувшись с немецких гастролей, позвонил ей. Не скажу, чтобы она сразу влюбилась в меня без памяти, - девушка яркая, общительная, у нее было достаточно поклонников. И разница у нас небольшая - 43 года всего! (Смеется.) Юля, или Джулия, как я зову ее на американский манер, тогда училась во ВГИКе, окончила его с отличием. Жаль, что она не встретилась мне раньше, у нас столько общего! У Джулии острый ум, хороший юмор, она начитанна, училась музыке, не любит «золота-бриллиантов», хотя я ей часто дарю. Она же мне подарила двух очаровательных малышей.
Михаил САДЧИКОВ, Смена.ru, 2006 г.
Фото Вячеслава ГУРЕЦКОГО

Вилли Токарев в других разделах:

© 2007-2015 Энциклопедия шансона. Использование материалов возможно только при наличии активной гиперссылки на сайт www.russhanson.org