Главная » Пресса

Елена Ваенга: "Я не пишу рейтинговых песен"

Пообщаться с Еленой Ваенгой, любимицей петербургских меломанов,— почти нереальная задача. Сегодня у Елены премьера, завтра она на гастролях, послезавтра — сольный концерт... Это не удивительно: бешеным темпераментом Елены, ее увлеченностью незаурядностью только так и можно, очертя голову, нестись по жизни, параллельно успевая делать массу срочных, неотложных дел. У меня на общение с Еленой было ровно полчаса перед ее выходом на сцену БКЗ «Октябрьский». За это время я успела не только взять интервью, но и познакомиться с ее коллегами, друзьями, костюмами, вкусами, взглядами, мечтами, планами и многим другим.

— Елена, у вас красивая и необычная фамилия. Или это псевдоним? Ведь Ваенга — это река на Кольском полуострове?

— Да, это название реки на Кольском полуострове. Я родилась в городе Североморске, столице Северного флота, который до 1951 года был поселком Ваенга. Здание роддома, в котором я родилась, как раз стояло на этой красивейшей реке. Кстати, Ваенга — не только река, но в переводе с саамского — самка оленя. Почему я взяла именно такой псевдоним? Когда я начала работать с московскими продюсерами, по контракту я не имела права петь под своей настоящей фамилией. Мама подсказала мне взять этот красивый псевдоним, чтоб не забывать, где я родилась.

— В 9 лет вы стали победителем Всесоюзного конкурса молодых композиторов у себя на родине. Редко кто в столь раннем возрасте получает награды, да еще за первое сочинение в своей жизни! О чем была эта песня?

— Да, был такой знаменательный момент в моей творческой биографии. Но как в далеком прошлом, так и сейчас я к этому приятному событию серьезно не отношусь. Песня действительно была первая. 0 голубях. Я ее исполняла в Большом концертном зале с хором. Кстати, повзрослев, я поняла, что эта наивная детская песенка совсем и не наивная, и не детская. Мои поклонники песню «Голуби» хорошо знают. Без ложной скромности скажу, что к своему творчеству я отношусь с интересом. И вовсе не потому, что я такая исключительная и гениальная. А потому, что в любом творчестве есть какая-то тайна, мистика. Например, некоторые свои песни я не понимаю, и иногда кажется, что это не я написала. Не понимаю, откуда и зачем они приходят ко мне.

— И все-таки, как появляются ваши песни?

— Подавляющее большинство песен я проживаю сама, многие из них автобиографичны. Каждое слово я пропускаю через себя, поэтому мне они понятны с первого до последнего такта. А есть такие, которые я напишу, и только потом, спустя какое-то время, начинаю понимать. Например, песня «Флейта», где есть такие слова: «а девочка играет на флейте, целует алюминием звуки. Я знаю, что на всем белом свете у нее самые волшебные руки». Сначала я написала, и только потом осознала, что и как я написала. Моя первая песня «Голуби» мне кажется гениальной, но отнюдь не потому, что я гениальна. Во взрослом состоянии человек адекватен, он понимает, что он пишет. Ребенок не понимает в силу своей всеобщей детской гениальности. В детстве я такие произведения писала, а в нынешнем, взрослом состоянии, подобное вряд ли сочиню. Будучи маленькой, я сочиняла песни на слова Тараса Шевченко, совершенно не осознавая, что его стихи гениальны. Сейчас уже не рискую писать музыку на стихи такого высокого уровня. В детстве все намного проще — открыла книгу, прочитала стихотворение, понравилось, написала песню. А сейчас уже думаю: «Александр Сергеевич Пушкин? Тарас Шевченко? Нет!».

— По-моему, на российской эстраде мало кого заботят тексты песен. Одна только строчка «то ли это ветерок твои губы колышет» чего стоит!

— Я могу много говорить об агрессивном отношении к своим коллегам по эстраде. Хотя этих людей я не могу назвать своими коллегами. Я человек достаточно смелый, и мне все равно, как критики отреагируют на то, что я сейчас скажу. Я занимаюсь искусством, настоящим искусством! У меня есть песни, есть музыка, есть творчество, которым я доказываю, что занимаюсь искусством. Критики часто называют меня «королевой шансона». Но у нас никто, по-моему, под симфонический оркестр не работает. А я работаю. Поэтому так однобоко судить обо мне и моих песнях не стоит.

— Может быть, такой негатив к шансону сложился из-за неправильного отношения публики к этому направлению?

— Нет, я так не считаю. Отношение абсолютно правильное. А какое может быть отношение к продукту, которое производит шансон?! Все эти песни про баланды, тюрьмы, братков? Есть такое четкое определение— « плохие песни». Почему плохие? Потому что бездарные и пустые. Не надо путать божий дар с яичницей. В каждом направлении, будь то шансон или классика, есть некачественный, неудачный и бездарный продукт. Я не отказываюсь от определения «королева шансона». В моем случае шансон — это тот формат и та сфера деятельности, в которой люди не прогнили до конца. А вот попса... В этом шоу-бизнесе ты — конкурент, который только мешает заработать деньги могущественным продюсерам и подчас их жалким поделкам — так называемым «звездам».

— Вы некоторое время жили в Москве, записывали свой первый альбом. Почему все-таки вернулись в Петербург? Вас столица не приняла?

— Конечно, нет! У меня к Москве замечательное отношение, и к людям тоже. Потому что люди- то везде одинаковые — что в Саратове, что в Москве. Я очень оптимистичный и веселый человек. Но когда я говорю на темы шоу-бизнеса, эстрады, всей этой кухни, я становлюсь весьма серьезной. Существует такой миф, что талант пробьется. Нет, не везде и не всегда. Есть люди, которым совершенно не выгодно, чтобы талантливых людей знала публика (я не себя даже имею в виду). Не надо думать, что зрители в массе своей глупы и неразборчивы. Если слушатель понимает музыку, то он не будет покупать билет на каждую мегараскрученную звезду. Из любопытства сходит. Один раз. Не более того.

— Елена, вы дипломированная пианистка, закончили серьезное учебное заведение — музыкальное училище им. Римского-Корсакова. Вам академическое образование не мешает заниматься творчеством?

— Мне мое образование только помогает! Я профессионал, поэтому знаю не понаслышке, из чего состоит музыка. По-моему, музыкальное образование еще никому не мешало — ни Валерию Леонтьеву, ни Алле Пугачевой, не говоря уже о Тамаре Гвердцители. Опять-таки, на нашей эстраде очень много дилетантов, причем дилетантов низкопробных. Такие «звезды» засоряют головы людей. Они занимают чужое место, место нормальных, талантливых людей. Страшные люди...

— Они сами понимают, что делают?

— Прекрасно понимают! Но — «знать, она сильна, коль лает на слона!»... Конечно, сейчас я выступаю в роли той тявкающей моськи. А прав только тот, у кого больше прав. Во всяком случае, в шоу-бизнесе.

— Елена, вы с детства мечтали стать актрисой, поэтому поступили в Театральную академию (ЛГИТМИК), а потом в Балтийский институт (БИЭПиП) на театральный факультет. 14 марта в Малом драматическом театре состоялась премьера спектакля «Свободная пара», где вы сыграли одну из ролей. Расскажите о своем актерском дебюте.

— Об этом спектакле очень сложно рассказать в двух словах. Во-первых, я актриса и серьезно отношусь к своей профессии. К счастью, так складывается судьба, что мне не надо ждать двадцать лет, когда дадут роль. Счастливое стечение обстоятельств заключается в том, что меня научили владеть системой del arte. Огромное спасибо за это моему мастеру — Катерине Борисовне Шимилевой. Я считаю ее одним из самых талантливых режиссеров в Санкт-Петербурге. В спектакле «Свободная пара» заняты два актера — я и актер Театра Комедии им. Акимова Андрей Родимов. Сейчас о спектакле я ничего не буду говорить. Лучше приходите и смотрите. Он того стоит. На премьере был полный аншлаг. Спасибо моим поклонникам, слушателям. Несмотря на мою энергетику, я очень критично отношусь к своей персоне. Для себя полностью исключаю вариант проситься к великим режиссерам, навязывать себя, доказывать им что-то. Если актриса или актер достойны, то их позовут играть хорошие спектакли и сниматься в хороших фильмах.

— Кстати, вам поступали предложения сниматься в кино, сериалах?

— Дело тут не в том, предлагали или не предлагали. У меня такой принцип: категорически не сниматься в плохих фильмах и сериалах. Это первое. Во-вторых, я не снимаюсь, потому что достойных актрис очень много. Когда есть Чурикова и Ахеджакова, зачем снимать Ваенгу? Надо снимать действительно великих. А мы будем соблюдать субординацию и уважение к старшему поколению.

— Но у нас немало молодых талантливых актеров.

— Да, много молодых и талантливых. Но если, допустим, в Голливуде молодой актер может стать мегапопулярным в одну ночь, то у нас в стране ты сначала должен сняться хотя бы в 105 сериалах сомнительного качества, прежде чем тебя заметят и дадут хорошую роль. Когда меня приглашали сниматься в сериалах, я сказала: «Забудьте, в этой вакханалии я участвовать не буду». Мне стыдно перед своими мамой и папой. Я лучше почитаю книгу.

— Вам предлагали написать музыку к фильму?

— Мне эта сфера творчества очень интересна. Но пока конкретных предложений не поступало. Опять-таки, я не считаю себя композитором, я автор-исполнитель текстов. Могу сказать, что я актриса, потому что у меня есть диплом актрисы, и я могу играть на сцене как профессионал. Я пианистка, потому что у меня есть диплом пианистки, могу профессионально исполнять серьезную музыку. Но у меня нет диплома композитора! Поэтому я не композитор.

— А у вас есть любимая сцена, площадка, на которой бы вы хотели сыграть спектакль, спеть концерт?

— Я очень хочу сыграть в Театре Комедии им. Акимова, в Александринском театре, в Большом драматическом театре им. Товстоногова. Естественно, многие скажут: «Девочка, а не зазналась ли ты? Ты не Ахеджакова и не Чурикова!». Но если у нас Дима Билан собирает Ледовый, то почему я не могу собрать? У нас есть, например, замечательный, любимый мной Театр Эстрады им. Райкина. Я прихожу в него как в родной дом, как на родную кухоньку. Выступая на сцене этого театра, я делаю себе подарок. Хотя каждый концерт- аншлаг, и можно выбрать площадку значительно большую, например, БКЗ, но... Это моя сцена. И мне на ней по домашнему уютно.

— Елена, а как вы реагируете на негативную оценку ваших песен?

— Спокойно. Негативная реакция — очень хорошо. Например, человек говорит: «А мне не нравится твоя песня «Тайга»». Почему? — «Потому что я люблю «Снег», «Шопена» и «Качели». После такого ответа мне становится многое понятно. Или говорят: «Лена, какая «Ордынка»? — «Оловянное сердце»!». В моем творчестве, как и в творчестве любого человека, есть худшее, есть лучшее. Кто-то понимает и любит лучшее. Мне никогда не говорили, что все мои песни — ерунда. «Я спрошу, у лифта стоя, сколько твое сердце стоит» — вот это чушь. Я не пишу песни ради того, чтоб они попали на радио, чтобы они были рейтинговыми. Я с уважением отношусь к песне «Уси-муси, муси-пуси», потому что это юморная песня. Или к песне «Тайд» группы «Ума Турман» — хорошая, прикольная, позитивная песня. А вот песня той же группы «По моей гладко выбритой комнате» — это уже, извините, поэзия.

— В ближайшее время в свет выйдет несколько ваших альбомов. Чем порадуете этой весной поклонников вашего таланта?

— Сейчас я работаю над альбомом «Шопен 2» — для меня это серьезный проект. Те, кто знают первый альбом — «Шопен 1», меня поймут. Вообще-то шопеновский цикл задумывался как трехчастный: «Красный», «Белый», «Черный». Почти Стендаль (смеется). Параллельно буду писать альбом «Виски». Правда, у меня есть уже «Абсент»... Ой, ужас... Я просто какой-то «пропаганде» алкоголя!.. Я всех вас жду 16-17 мая в БКЗ «Октябрьский» на моих сольных концертах, последних в сезоне, где буду исполнять «Шопен 2». Все, убегаю. Сейчас мне выходить на сцену! Всех жду на концерте! До встречи!

Беседовала Наталья Колесникова, Рубин № 7 Апрель 2007 г.

Елена Ваенга в других разделах:

© 2007-2015 Энциклопедия шансона. Использование материалов возможно только при наличии активной гиперссылки на сайт www.russhanson.org